Manticore написал(а):

ЛЮБОЙ сиквел Годзиллианы подразумевал то, что события ленты 1954-го года имели место быть (ну, или, по крайней мере, не отметали их).

Здесь не сиквел, а перезапуск.

Manticore написал(а):

В оригинальном фильме была любовная линия, и это сработало. В "Годзилла снова нападает " была любовная линия, и это сработало. В "Годзилла против Биоланте" была любовная линия, и это сработало.

В каком плане сработало? Прок от этого какой, если здесь упор сделан на катастрофу, а не отношения героев? В реальности вряд ли во время нашествия такого монстра или прочего катаклизма кто-то начал бы крутить романы, на это просто нет времени в такой ситуации.

Manticore написал(а):

Опять же, там вокруг этого пытаются закрутить драматизм. Но это банально не работает. Более того, там вообще пофиг на его смерть.

Правильно, поскольку этот премьер всего лишь винтик системы на самом деле, тот на кого можно в случае чего возложить всю ответственность за всевозможные просчёты. Здесь все герои не более чем винтики системы, которые в рамках гос. аппарата решают как бороться с катастрофой. Сдох ли они или не сдохли разницы ни какой. Подохнут эти - придут другие такие болванчики.

Manticore написал(а):

Например, в Годзилла: Миллениум, момент, когда Годзилла убивает министра обороны, а тот перед этим сходит с ума, довольно сильно отмечается в памяти своей необычностью.

AnD написал(а):

Ну этот момент вообще один из самых запоминающихся в франшизе. Всё же он снят как противостояние двух личностей - Годзиллы и человека, а не как раньше Годзиллы и толпы, потому и врезается.

Ну да, акцент на личностное противостояние идёт. Это в принципе тоже не плохо, хотя в ленте 2016 года было всё более разумно показано. Ни каких министров, гос.секретарей и пр. на передовой нет. Вся работа коллективно делается силами самообороны и МЧС. Нет никакого натужно пафосного героизма.